«Редкий судья сдаст экзамен в автошколе»: автоэксперт о том, почему он не любит судиться

Во-первых, судьи не считают административные дела чем-то серьезным. Нормальное явление, когда судья знакомится с делом буквально за несколько минут перед его рассмотрением.

Опоздать на рассмотрение дела или жалобы — рядовое событие для судьи. Однажды мне вместе с приставами и секретарем пришлось разыскивать судью 40 минут. Сначала приставы заявили, что его еще нет на работе (11 часов дня!), потом секретарь сказала, что автомобиль его уже здесь, но где он — она не знает. А когда он все-таки в зале суда появился, то состоялось самое короткое заседание за всю мою практику. Оно свелось к фразе: «Ну, вы же понимаете, что я не могу отменить постановление ГАИ».

Во-вторых, судьи смотрят на административные дела через призму уголовного права. Это накладывает крайне негативный отпечаток, ведь основная цель уголовного наказания — восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений, а цель административного наказания — предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Мне ни разу не удалось довести ни до одного судьи, что принятые ими решения в отношении конкретного водителя фактически являются программой поведения для водителей в подобных ситуациях. Судьи видят перед собой нарушителя, которого здесь и сейчас надо наказать, в том числе для устрашения других водителей, а что завтра случится на дороге — их не волнует.

Вы сами сейчас можете наблюдать, как широко в прессе обсуждаются те или иные решения Верховного суда, касающиеся нарушений ПДД. И это правильно. Водителям на примере наказания их собрата разъясняют все тонкости ПДД, о которых многие и не догадывались. Но, увы, последствия решений понимают, пожалуй, только на самом верху.

В-третьих, судьи зачастую не знают ПДД. Да-да, не удивляйтесь. Для некоторых, например, проведение границ перекрестка — неразрешимая задача. Редкий судья смог бы сдать мне экзамен по программе обучения в автошколе.

Потому жалобу нужно писать так, как будто перед тобой курсант, явившийся на первое занятие. Еще лучше дополнить жалобу рисунками и фотографиями. Кстати, тут очень легко вывести судью из себя. Например, некоторых бесит выделение полужирным шрифтом важных моментов в тексте жалобы — они сами обожают чиркаться маркером, а тут их лишили удовольствия.

В-четвертых, любой судья при желании всегда может найти границы знаний у любого человека. Когда эта грань найдена, то твои доводы рассыпаются и дело проиграно. Например, однажды в областном суде я показал судье фальшивую электронную подпись, состоящую из десятеричных знаков, тогда как настоящая подпись — шестнадцатиричная. Прозвучал вопрос: «А чем десятеричная система отличается от шестнадцатиричной?».

Я, как выпускник радиофизического факультета по специальности «Автоматизация научных исследований», отлично знал ответ на вопрос, но как объяснить неподготовленному человеку эту разницу вот так сходу? Меня этот вопрос поставил в тупик, дело я в результате проиграл. Хотя в тот момент надо было попросить переноса дела и расписать страниц примерно на сто разъяснения.

В-пятых, речь идет о той самой безудержной вере судей инспекторам. Нам эту веру объясняют тем, что любой инспектор ГАИ — специалист в своей области. На самом деле всё на порядок проще.

Наш мозг потребляет примерно 10% из всего, что мы едим и пьем. Если нам что-то становится интересным, то потребление подскакивает до 25%. Но продукты распада сами по себе — отрава. Потому мы предпочитаем активно мыслить 15–20 минут. Отсюда, кстати, продолжительность уроков в школе — 45 минут. Отсюда и поговорки про лень, которая родилась раньше нас.

Судья — тот же человек. Фраза «Нет оснований не доверять инспектору» в различных интерпретациях освобождает его от каких-либо умозаключений. Один раз наваял решение по жалобе, потом только фамилии, пункты ПДД, да статью КоАП меняй.

Лет десять назад попался на глаза афоризм, что студентам кафедры административного права запрещено посещать суды по административным делам. Тогда это вызвало улыбку. Но с опытом понял, что никакая это не шутка

Но всё не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Я встречал весьма компетентных судей. И вне зависимости от того, как закончилось рассмотрение дел, у меня о них остались самые хорошие воспоминания: и вопросы — по существу, и мотивировка в решении — комар носа не подточит.

Когда один из судей ознакомился с материалами дела и доводами жалобы, он произнес фразу: «Ну, что? Откроем карты?». Далее со знанием дела изложил возможные решения и после обсуждения дело решил в мою пользу, взяв за основу решение Конституционного суда.

Юрий Панченко известен как автор книги «Юридическая грамотность автомобилистов», которая теперь доступна в электронном виде, и которую можно скачать себе на компьютер. Данная книга является справочником, охватывающим большую часть вопросов, связанных с дорожным движением, и позволяющим сэкономить время в поисках, возникших во взаимоотношениях водитель-государство, содержит ссылки на соответствующие документы.